Продолжить

Генеральный директор сети фитнес-клубов «Зебра» Сергей Рощупкин признается, что лет двадцать назад слово «фитнес» с чем только не ассоциировалось у россиян, но только не с укреплением здоровья. И те, кто открывал в нашей стране первые клубы по образу далекой неведомой Америки, не знали толком, как они должны выглядеть. Сегодня фитнес-клубы в США посещает 18% населения, в России — 3%. Но работа фитнес-операторов стала осмысленной, и статистика их не смущает: значит, есть, куда расти.

 

- Сергей, фитнес-эксперты говорят, что в российском фитнесе нет единых стандартов. Насколько это так и какими они должны быть?


- Сегодня фитнес заменил собой физкультурное воспитание людей, но с юридической точки зрения такого понятия у нас вообще не существует! Законодательно признаны только спортивная и физкультурно-оздоровительная деятельность, оставшиеся со времен СССР. Наше государство, не признавая фитнес на законодательном уровне, никак его не поддерживает, в отличие от США. Социальной рекламы о его пользе в России нет, нет налоговых льгот и скидок на аренду. Ведущие фитнес-операторы иногда высказывают идею о создании единой организации, которая бы продвигала общие интересы и добивалась юридического признания нового спортивного направления. Но дальше разговоров дело пока не ушло. Фитнес-операторы разобщены, и каждый работает по своей схеме.


- В США тоже фитнес-движение появилось не сразу. Как вы думаете, в перспективе возможно, что у нас откроются сети государственных фитнес-клубов?


- Даже если государство признает фитнес, их не будет. Эффективность частного владельца гораздо выше. Государственная программа по строительству физкультурно-оздоровительных комплексов (ФОКов) показала, насколько средства неэффективно расходуются. В Пензенской области зашли с сыном в шикарный ФОК. Добротное здание, красивый ремонт, а посещаемость... 10 человек в неделю! Сидела там одна бабушка-сторож. И, как выяснилось, стены сторожила. Заниматься можно бесплатно, а инвентаря нет и тренеров нет. Директор такого предприятия, в отличие от владельца спортивного клуба, не заинтересован, чтобы к нему ходили. Он зарплату получил и доволен. А ФОКи стоят пустые.


- В фитнес-клубах, конечно, и заинтересованный владелец есть, и инвентарь с тренерами. Только платить за занятия все равно надо. Чем вы объясните приток людей в фитнес-клубы во время кризиса?


- На тот момент те, кто собирался заключать крупные сделки, приобретать что-то существенное, например, недвижимость, такой возможности лишились. И свои сбережения вложили в здоровье, во впечатления, в ощущения...
Наша сеть во время кризиса начала нереальное развитие. Во многом благодаря тому, что цены на рынке недвижимости стали адекватными. Из тех, кто хотел сдать помещения, выстроилась очередь, потому что практически не осталось крупных арендаторов. По моим оценкам, мы еще раз в 5 можем увеличить количество клубов — рынок их «переварит».


- А как насчет развития в регионах?


- Регионы отстают от столицы лет на десять, не меньше. Там есть смысл развиваться только в городах-миллионниках, где покупательская способность и уровень осведомленности населения выше. Многие ведь до сих пор не знают, что такое фитнес.
Когда в Москве, в 94-м, я открыл в жилом доме первый фитнес-клуб, ко мне пришла проверка из УВД: обеспокоенные жители написали жалобу, что у них в доме работает какой-то ночной клуб, где распространяют наркотики. Слово фитнес всех пугало.


- На одном мастер-классе вы говорили, что сами представляли фитнес-клуб подвальной качалкой, «где много-много железа и куда ходят только мужики». Ваш первый клуб так и выглядел?


- Да! Это был классический подвал в жилом доме, без окон. Стены покрашены масляной краской, с потеками. Тусклый свет. В общем, напоминало застенки гестапо. Я приехал в Москву в 94-м, квартиру снимать было очень дорого, и шесть лет приходилось снимать этот подвал, там жил и работал. Повесил над входом фанерку с надписью «фитнес-клуб». Внутри были сваренные из стальных труб лавки, а из инвентаря — две штанги и четыре гантели. За первый месяц меня посетило три человека — жители подъезда, которым я мешал, когда делал ремонт.
Но постепенно все изменилось. Когда я начинал, я «догонял» Америку и гнался за непонятным западным словом «фитнес», а сейчас кое в чем «ее опережу». Этой весной в Москве я открываю первый в мире фитнес с революционной концепцией, который будет называться «Zebra Family and kids fitness». В нем 70% площади будет принадлежать детям. Там будет все, что только можно придумать для оздоровления и воспитания детей, собравшихся под одной крышей. Детские студии, тренажерные залы, массажные кабинеты и еще много интересного. Это облегчит вечный поиск кружков и секций мамам и бабушкам, которые сегодня везут ребенка на борьбу, завтра на теннис, а послезавтра на рисование. Здесь он сможет попробовать и то и другое и, может быть, сам найдет свое настоящее увлечение.


Елена КОЗИНОВА

Аргументы недели